субота, 23 жовтня, 2021

Телефони гарячої лінії:


ДОНБАС - ЦЕ УКРАЇНА!

search menu menu menu
Что происходит с угольной отраслью в ОРДЛО?

Аналітика

Что происходит с угольной отраслью в ОРДЛО?

views38

06.04.2021

Подiлитися у соц.мережах

К лозунгу о том, как «Донбасс кормит всю Украину», можно относиться с иронией или всерьез, но надо признать: это действительно регион с мощным научно-производственным потенциалом и богатейшими залежами полезных ресурсов. Правда и то, что он давно уже не может прокормить даже себя и живет на кремлевских подачках.

Как же случилось, что Донбасс впал в состояние бедного родственника, сидящего на шее у богатого «родственника»? Это одна из тем журналистского расследования, с которым мы продолжаем знакомить читателей.

Что случилось с шахтами Донбасса

Большинство шахт, оказавшихся в зоне боевых действий, за эти 5 лет угледобычу прекратили. Причина не только в непосредственных разрушениях от обстрелов. Обслуживание шахты – дело хлопотное и недешевое, так что во всех случаях, где нельзя рассчитывать на быструю, стабильную и хорошую прибыль, руководители предпочли остановить добычу. Тем более, что хозяева на многих предприятиях вынужденно сменились.

Плохо еще и то, что шахты, со всеми их пустотами и подземными водами просто бросили (по правилам должна быть проведена консервация). Почва стала проседать, подземные выработки стали заполняться водой, ее потоки попали в реки, потравив там все живое. Поскольку подземные выработки взаимосвязаны, в работающие шахты (как на оккупированной, так и на подконтрольной Украине территориях) поступает гораздо больше воды, чем раньше.

По официальным данным, в так называемой «ДНР» работает и приносит прибыль примерно каждая пятая из существующих шахт – 37 из 157. Еще почти столько же (33 шахты) работают, но в убыток. В сумме это даже не половина – а вот остальные закрыты. По мнению словацкого журналиста, это ярко характеризует настоящее отношение местной власти к оккупированной территории. Они не вкладывают ни копейки в развитие или даже просто поддержание угольной отрасли (да и всей экономики). Живут так, будто их единственная цель – сиюминутное обогащение, даже ценой полного истощения этого богатейшего края.

Копанки вместо шахт: в чем разница, выгода и опасность

Так возник спрос на копанки – небольшие неглубокие шахты, где добычу можно вести без сложного оборудования, чуть ли не вручную. Разумеется, все это совершенно незаконно. Хозяева таких копанок не заботятся о том, чтобы получить разрешение на добычу или обезопасить труд работяг. По геологической карте или опираясь на знания опытных работников, которые изучили места залегания угля, они находят нужное место недалеко от закрытой шахты и начинают работать. Из инструментов – самые примитивные, чтоб можно было копать, да мотор с лебедкой.

На Донбассе не так много мест, где уголь залегает близко к поверхности. Тем не менее, они есть (особенно в Луганской области), и счастливчикам, которые их разрабатывают, несказанно повезло. Уголь обходится им очень недорого. На одну такую открытую шахту журналисты наткнулись и были буквально потрясены размахом: на площади сотни квадратных метров там работает самая современная угледобывающая техника.

Поскольку экспорт угля монополизировала компания Курченко, мелкие добытчики вынуждены продавать свою часть через него. Их это привело к падению доходов, а шахтеров, которые непосредственно добывают уголь – практически к нищете.

Чем меньше заработает шахтер, тем больше достанется хозяину

Шахтерский труд всегда был не только почетным, но и хорошо оплачиваемым. До войны на шахтах зарплаты достигали 700-1000, а то и больше долларов. И даже после начала российской агрессии стало не намного хуже. Да, заработки упали, но на них вполне можно было прожить. Сегодня здесь рады и полутора сотням долларов, особенно, если их выплачивают регулярно. К сожалению, зарплату задерживают, иногда на несколько месяцев.

Работая в ужасных условиях, на глубине в сотни метров, рискуя жизнью, шахтеры фактически не могут прокормить свои семьи. Да и этой работе скоро придет конец. Шахты без инвестиций и соблюдения техники безопасности – это огромная угроза обрушений и взрывов. Изношенное оборудование заменяется на такое же изношенное, но с другой (закрытой) шахты – долго ли оно прослужит? Когда-то привилегированный класс, шахтеры превратились в батраков, работающих едва ли не за похлебку.

Зато настоящие хозяева предприятий и фирмы-прокладки с южно-осетинской регистрацией, через которые осуществляется продажа угля, хорошо наживаются на их труде. За их счет богатеют российско-украинские олигархи, которые мертвой хваткой вцепились в этот регион. Неужели он не заслуживает лучшей доли?

По материалам расследования Томаша Форро, Каролины Баца-Погоржелской и Михала Потоцкого.

Коментарi (0)